ПОЧЕМУ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ЦЕРКОВНОЙ МУЗЫКИ «ХАЙНУВКА» ПРОХОДИТ В БЕЛОСТОКЕ

В течение 20 лет Хайнувка ассоциировалась с Международным Фестивалем Церковной Музыки. За это время Фестиваль из малозначимого мероприятия вырос в единственное в Подляском воеводстве и одно из немногих в Польше культурное событие нулевой категории, то есть наивысшего уровня. Организация и быстрое развитие мероприятия повлияли на то, что церковной музыкой заинтересовался весь мир: композиторы, вдохновленные Фестивалем, создавали шедевры, а приходские хоры развивались быстрыми темпами и достигали высокого уровня исполнительского мастерства. Фестиваль стал популяризатором Церкви и города.
Международный Фестиваль Церковной Музыки (МФЦМ), помимо своей тематической направленности, всегда был светским мероприятием, которое организовывалось при дружественном отношении и по напутствию духовенства Польской Автокефалической Православной Церкви (ПАПЦ). Творческий замысел и инициатива мероприятия принадлежали Николаю Бушко, в то время директору основного учреждения культуры в городе — Хайновского Дома Культуры (ХДК), центра, который на протяжении многих годов был соорганизатором Фестиваля. С самого начала большим сторонником мероприятия был о. Антоний Девятовский, настоятель хайновского Собора св. Троицы. Именно к нему первому пришёл со своей идеей Николай Бушко.
Первый Фестиваль рождался благодаря сотрудничеству трёх человек: Николая Бушко — автора идеи и инициатора, о. Михаила Нигеревича из прихода св. Троицы, помогавшего Николаю Бушко по просьбе о. Девятовского, и о. Ежи Шурбака — директора и дирижера Коллектива Церковной Музыки. Отец Шурбак с того момента сотрудничал с Фестивалем постоянно.
Мероприятие, которое рождалось во времена Польской Народной Республики (PRL), вопреки неблагоприятным политическим обстоятельствам, постоянно повышало свой ранг. Этот рост не в состоянии были удержать ни действительность PRL, ни кризис начала периода перестройки.
1996 был годом важных изменений в вопросах финансирования таких мероприятий. С целью обеспечения дальнейшего существования МФЦМ был создан Фонд «Церковная Музыка» (Fundacjа «Muzyka Cerkiewna»), целью которой было находить средства на постоянно возрастающие нужды фестиваля. Благодаря этому фестиваль вышел из кризиса.
Самые серьезные трудности во всей истории Фестиваля начались в 1998 году, когда сменилась власть — как на должности главы ПАПЦ, так и в местной хайновской среде самоуправления.
В этом же году, после смерти Митрополита Варшавского и всея Польши Василия, его место занял архиепископ белостоцко-гданьский Савва, который, в отличие от своего предшественника, не очень хорошо относился к Фестивалю. Эта неприязнь проявлялась и раньше, когда ещё в 1987 году он запретил приходским хорам своей епархии участвовать в фестивале.
В 1998 году прошли также очередные выборы в самоуправление, которые выиграл Союз Левых Демократов (SLD). На должность бургомистра Хайнувки вступил Анатоль Охрыцюк, а старостой Хайновского повета стал Владимир Петрочук.
После смены властей начались проблемы Фестиваля. Совместные действия (под опекой Митрополита) о. Михаила Нигеревича (после смерти о. Антония Девятовского он стал настоятелем Собора св. Троицы), бургомистра Анатоля Охрыцюка и старосты Владимира Петрочука были направлены на перенятие и подчинение независимого Международного Фестиваля Церковной Музыки административно-политическим и церковным властям местного значения. Своей цели упомянутые личности не достигли, но по итогам организовали в Хайнувке мероприятие, по форме повторяющее Фестиваль. Мероприятие это назвали Международным Фестивалем Хайновские Дни Церковной Музыки, и МФЦМ пришлось перенести в Белосток.
Этот текст — попытка упорядочить и представить происшествия, которые привели к нынешней ситуации. Все факты восстановлены на основании документов — в основном на переписках организаторов МФЦМ и людей, пытавшихся подчинить себе мероприятие.

ФЕСТИВАЛЬ СЛИШКОМ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ

Первым сигналом будущего конфликта стало письмо, присланное директору ХДК Николаю Бушко из канцелярии Православного Митрополита Варшавского и всея Польши Саввы, датированное 23.11.1999 г. В документе сообщалось, что создана комиссия, задачей которой является формирование так называемой модели сотрудничества Церкви и Фонда „Церковная Музыка”. Членами комиссии были назначены представители духовенства и дирижеры: Владимир Волосюк —председатель комиссии, Ежи Шурбак, Иренеуш Лаврешук, Александр Худобин. Такое решение было принято, как отмечалось в письме, «по просьбе псаломщиков и церковных дирижеров». Планировалось также проведение встречи членов комиссии с организаторами МФЦМ.
О претензиях Церкви к Фестивалю пока не говорилось.
Ситуация прояснилась во время встречи, назначенной на 24 февраля 2000 г. Очередное письмо, врученное организаторам перед самой встречей, ясно представляло претензии, которые Церковь предъявляет Международному Фестивалю Церковной Музыки. Основной претензией была чрезмерная независимость. «Фестиваль (должен быть) визитной карточкой Церкви, а не самостоятельным, функционирующим только в своей структуре органом» — гласил первый постулат. Второй его дополнял: «Церковь хочет иметь неограниченный контроль за работой и финансированием Бюро Фестиваля, а также утверждать либо отклонять кандидатуры участников Фестиваля». Следующие постулаты указывали на «придание Фестивалю коммерческого характера» (хотя никто и никогда не объяснил организаторам, в чём заключается суть этой проблемы), необходимость «лучшей подготовки конферансье, ведущих концертов», а также «присутствия представителей Церкви в жюри Фестиваля» (хотя представители присутствовали с самого начала существования мероприятия). Конечной целью встречи должна была стать разработка формы сотрудничества обеих сторон и определение местонахождения Фестиваля в структуре Церкви. В документе, кроме желания контролировать Фестиваль, не было ни единого слова об оказании Церковью помощи в организации мероприятия.
Со стороны организаторов на встрече присутствовали: Ян Суходола —тогдашний зампредседателя Фонда «Церковная Музыка» и Николай Бушко — директор МФЦМ. Со стороны Церкви прибыли все вышеперечисленные члены комиссии, за исключением Иренеуша Лаврешука. Стороны во многих вопросах пришли к согласию, что было записано в протоколе, подписанном собственноручно Владимиром Волосюком. Прения над пунктом, касающимся влияния Церкви на организацию Фестиваля, отобразились в примечании: «Дискуссию на эту тему завершаем мнением, что директор Фестиваля выразил желание сотрудничать с Церковью в наиболее выгодной для Фестиваля форме». Статус методов сотрудничества не был разработан, тем не менее записи протокола (практически не содержащего замечаний позднейших противников МФЦМ) не предвещали серьезного конфликта.
Извещение о расторжении сотрудничества появилось спустя месяц. Протокол встречи, представленный Митрополиту Савве, вызвал его недовольство. Канцелярия Митрополита разослала письма с требованием представить высшему духовенству конкретную модель сотрудничества. «В противном случае существующий до сих пор порядок будет нарушен» — предупреждал Митрополит. Письмо информировало также о создании новой комиссии сотрудничества. Из старого списка были вычеркнуты те, кто на февральской встрече доброжелательно высказался о Фестивале и его организаторах — Александр Худобин и о. Ежи Шурбак. Последнему Митрополит дополнительно запретил участвовать в МФЦМ. В новую комиссию вошли батюшки: Михаил Нигеревич, Николай Келбашевский и Ежи Токаревский. Председателем комиссии по-прежнему был Владимир Волосюк.
Следующая встреча прошла 7 апреля в белостокском здании Православной Епархии. Обе стороны представили свое видение дальнейшего сотрудничества. Надо сказать, что постулаты сторон диаметрально отличались друг от друга. Организаторы Фестиваля надеялись на помощь со стороны Польской Автокефалической Православной Церкви (ПАПЦ) в организации и пропаганде мероприятия, несколько раз возобновляли просьбу о назначении представителя ПАПЦ для контактов с организаторами, рекомендуя для этой роли хайновского епископа Мирона. Одним из постулатов было участие представителя Церкви в работе Художественной Комиссии, ответственной за отбор хоров на Фестиваль. Это был единственный общий постулат, так как церковная сторона видела свою роль совершенно иначе, чем предлагали организаторы МФЦМ. В частности, со стороны ПАПЦ впервые поступило предложение создать Организационный Комитет, в который бы вошли два представителя ПАПЦ, а также создать в управлении Фонда штатного места для человека, назначенного Церковью. Исполнение этого требования было бы из ряда вон выходящим, поскольку все члены правления исполняли (и продолжают исполнять) свои обязанности на общественных началах. Кроме того, Церковь потребовала гарантии 50% участия в жюри. Согласие вновь не было найдено.

Атмосфера допроса, которая царила на встрече, очень обеспокоила организаторов. Вернувшись в Хайнувку, они выслали короткий факс Митрополиту: «Мы ехали на встречу с надеждой усовершенствовать форму Фестиваля, а встретили его отрицание и диктатуру. Пробуем спасти Фестиваль. Просим о срочной встрече. (подписано:) Ян Суходола, Николай Бушко, Ирена Парфенюк.
Это письмо осталось без ответа.

ПЕРВЫЕ САНКЦИИ

Тем временем ситуация не терпела промедления, т.к. приближался XIX МФЦМ. До начала Фестиваля оставалось чуть больше месяца, а благословения Митрополита все не было. На просьбу о благословении и направлении представителей Церкви для участия в жюри Митрополит ответил лишь тогда, когда получил протокол последней встречи Комиссии по делам сотрудничества (19 апреля). В письме, направленном Владимиру Волосюку и к сведению членов Комиссии и Николая Бушко, читаем: «К моему великому сожалению руководители и организаторы Фестиваля  Церковной Музыки в Хайнувке не слушают голос Церкви. Это говорит само за себя и не требует комментариев. В порядке исключения, выражаю согласие на проведение Фестиваля 2000 в Хайновской святыне Св. Троицы (…) В сложившейся ситуации, в следующем году не вижу повода для участия в Фестивале приходских хоров и не позволяю проводить его в святыне. Не даю благословения представителям Церкви на участие в работе жюри. (…) Жаль, что добрая воля Церкви не была принята».

XIX Международный Фестиваль Церковной Музыки Хайнувка 2000 состоялся. Митрополит Савва, сославшись на неотложный выезд за границу, на Фестиваль не прибыл, выслав в заместительстве Хайновского епископа Мирона. Поскольку Митрополит не мог запретить духовенству всего мира участвовать в работе жюри, в его состав вошли Архиепископ Ионафан из Украины, Николай Оссоргин — представитель русской Церкви во Франции и Димитр Димитров —представитель болгарской Церкви.
По завершении Фестиваля вернулся вопрос о согласовании условий сотрудничества. Результат переговоров должен был решить, даст ли Митрополит свою поддержку и благословение Юбилейному Фестивалю, пройдет ли Фестиваль в Соборе Святой Троицы, примут ли в нем участие приходские хоры.

Уже тогда, ведя переговоры с организаторами МФЦМ, Митрополит совершал шаги, свидетельствующие о его желании организовать собственный фестиваль. Одним из таких свидетельств было письмо, отправленное Митрополитом 14 сентября 2000 года властям Варшавы. В письме Митрополит от имени ПАПЦ просил выделить средства на проведение фестиваля, организованного Церковью.
Приближалась очередная встреча дирижеров и церковных псаломщиков, на которой предполагалось затронуть вопросы, связанные с Хайновским фестивалем. Желая выслушать замечания участников встречи, а также проинформировать о приближающемся фестивале, Николай Бушко обратился к Митрополиту с просьбой позволить участвовать в дискуссии. Ответ был кратким: «Встреча проходит за закрытыми дверями…»

КАК НАПОЛНИТЬ МУЗЫКУ ПОЛИТИЧЕСКИМ СОДЕРЖАНИЕМ?

17 октября из канцелярии Митрополита было разослано очередное письмо. В нем напоминалось об условиях, поставленных Церковью. «В противном случае Фестиваль может пройти в здании Собора исключительно за плату, в удобное для прихода время и без благословения». На этот раз список адресатов увеличился более, чем вдвое. Кроме Николая Бушко, епископских канцелярий и членов церковной комиссии, Митрополит решил проинформировать о своем решении и светские организации: Министерство Культуры, Белостокскую воеводскую управу и Хайновские власти — бургомистра Анатоля Охрыцюка и войта гмины Хайнувка Ольгу Рыгорович. Сигнал, который государственная и воеводская власти проигнорировали, на удивление быстро подхватили чиновники местного уровня — бургомистр и староста, которому письмо вообще не было выслано. Войт Хайнувки временно воздержалась от каких-либо действий. Вскоре состоялась их встреча с Митрополитом, во время которой были приняты очередные постановления относительно фестиваля (организаторы фестиваля узнали об этих постановлениях только из очередной переписки с Митрополитом).
Местные чиновники вызвали Николая Бушко на встречу, которая прошла в здании горсовета. На ней присутствовали Владимир Петрочук, Анатоль Охрыцюк, Ян Суходола и Базыли Пивник, представившийся посланцем Митрополита. Разговор касался создания Организационного Комитета МФЦМ. Николай Бушко, являясь директором Фестиваля, предположил, что именно он будет создавать новый орган. Староста сообщил: «Комитет, по сути дела, уже создан, и в его состав входим мы».

Дальше — больше. Николай Бушко, который уже принял условия канцелярии Митрополита (кроме участия ПАПЦ в правлении Фонда, что было трудно исполнимым в формально-юридическом плане), 3 ноября получил факс, в котором Митрополит изменял условия договора. «(…) Вижу необходимость расширить круг людей, ответственных за Фестиваль и создать новый коллектив, чего требует Власть Самоуправления, — написал Митрополит Савва. —Поэтому прошу срочно разработать совместно с властью самоуправления в Хайнувке общую стратегию и милостиво представить её нам, чтобы можно было (…) начать спокойно и ответственно готовиться к Юбилейному Фестивалю Церковной Музыки».

В тот же день Анатоль Охрыцюк и Владимир Петрочук получили от Фонда «Церковная Музыка» приглашение к участию в создаваемом Организационном Комитете. Похожее письмо, только с просьбой направить представителя, было выслано ПАПЦ. Приближался Фестиваль, время подгоняло, но ни один из адресатов не ответил на приглашение. Вместо этого, во второй половине ноября бургомистр представил Фонду проект абсолютно нового органа, который, согласно постановлениям самоуправления, должен был заменить Комитет.
Регламент Совета Международного Фестиваля Церковной Музыки — так назывался орган, придуманный местными властями — включал записи, которые давали ему больше полномочий, чем Комитету, ранее согласованному с Митрополитом. Кроме того, Регламент лишал организаторов ключевых полномочий, оставлял за собой право выбора директора Фестиваля, которым с самого начала был Николай Бушко. К слову, согласно постулатам Совета, Фестиваль должен был полностью подчиниться горсовету, политическим влияниям и ПАПЦ.
Согласно 5 параграфу Регламента Совет должен был:
– принимать и освобождать от должности директора фестиваля;
– по предложению директора фестиваля утверждать списки организаторов, сотрудников, главных спонсоров фестиваля;
– принимать (в согласии с директором) членов жюри на последующие годы фестиваля;
– оценивать подготовку и ход очередных выпусков фестиваля;
– формировать программную линию фестиваля;
Параграф 9 гласил:
– исполнительным органом является директор фестиваля, назначенный Советом на неопределённый срок;
– от начала деятельности Совета функцию директора фестиваля будет исполнять лицо, которое исполняло ее до сих пор;
– директор Фестиваля должен представлять Фестиваль извне, за исключением вопросов, которые оставляет за собой Совет.
Регламент позволял Совету производить персональные изменения путём тайного голосования, а состав Совета имело право изменить только правление города Хайнувка.
Проект бургомистра тут же подвергли критике Фонд Церковной Музыки, Хайновский Дом Культуры и Воеводский Центр Мультипликации и Активизации Культуры в Белостоке. Протест обращал внимание не только на введение фестиваля в полную зависимость от политической ситуации, но и указывал на многочисленные ошибки проекта как в формальном, так и существенном плане, а также на разногласие проекта с постановлениями ПАПЦ.
Продолжались встречи организаторов с самоуправлением, а также (как результат встреч) обмен корреспонденцией.  4 декабря состоялся очередной разговор, в котором участвовали: со стороны организаторов — Николай Бушко и Ирена Парфенюк, со стороны городских властей — Анатоль Охрыцюк и Владимир Петрочук. Сопоставление двух проектов — Совета и Организационного Комитета, которого продолжал придерживаться Фонд — после нескольких месяцев давления закончилось капитуляцией организаторов Фестиваля.
«Согласно вашему утверждению, — писали на следующий день в письме бургомистру Николай Бушко и Ирена Парфенюк. — у нас нет права голоса в вопросах Регламента создаваемого Совета МФЦМ, поэтому мы не видим смысла участвовать в дальнейших работах по этой теме. (…) В меру своих возможностей приспособимся и примем помощь любой коллегии, поддерживающей организованный нами Фестиваль — вместе с Советом, созданным вами».
На протяжении всего времени параллельно шли переговоры обеих сторон с Митрополитом Саввой. Организаторов МФЦМ — исключительно путём корреспонденции, а чиновников самоуправления — также в форме персональных встреч.
Тем временем, из-за действий старосты и бургомистра, приготовления к юбилейному ХХ выпуску Фестиваля задерживались. Блокада не позволяла создать Организационный Комитет Фестиваля. Бургомистр и староста не выражали согласия на участие в Комитете, оставаясь при своём намерении создать Совет. Своих представителей не прислал и Митрополит, который одновременно не отменял своего решения о создании Комитета.
Озадаченные организаторы начали задумываться над созданием Комитета Обороны Фестиваля, чего, в конечном счете, не произошло.

СОВЕТ ВНЕ ЗАКОНА

Следующим шагом бургомистра и старосты было представление Фонду  очередного проекта Совета. И хотя его полномочия были выражены менее радикально, чем месяц назад, предварительная юридическая оценка мецената Петра Ющука не оставляла никаких сомнений: «Совет не имел бы правоспособности. (…) Это было бы собрание физических лиц, которые незаконно (без согласия организатора, т.е. Фонда Церковной Музыки) нарушали бы авторские и организационные права Фонда. (…) Регламент в такой форме стремится признать недееспособным Фонд Церковной Музыки и его Правление. (…) Регламент не учитывает, что между организациями, создающими Совет, может возникнуть конфликт интересов, и цели конкретных организаций могут противоречить целям фестиваля. Также неизвестно, каким будет финансовый вклад каждого из представителей Совета, и будет ли вообще. (…) Автор проекта Совета, по-видимому, не знает ни целей, ни специфики, ни правил действия, ни правил финансирования Фестиваля. В такой форме проект регламента Совета не может быть принят, он неточный и не имеет юридической основы».
31 января 2001 года наконец-то произошла личная встреча Митрополита Саввы с Николаем Бушко. Постановления, принятые на этой встрече, были для организаторов очень благоприятными и, казалось бы, сводили на нет прежние действия чиновников самоуправления. Был достигнут компромисс. Митрополит согласился с директором о необходимости создания вспомогательного, а не контролирующего органа, задекларировал помощь Церкви в подготовке к Фестивалю и, что самое важное, дал согласие на все постулаты организаторов, выраженные на встрече 7 апреля 2000 года. Взамен Николай Бушко согласился на большее влияние ПАПЦ на Фестиваль. Это должно было выразиться в назначении представителей Польской Автокефалической Православной Церкви в отдельные органы МФЦМ: в организационный комитет — батюшек Николая Келбашевского и Михаила Нигеревича, в Правление Фонда — о. Ежи Токаревского, в комиссию жюри Фестиваля — Владимира Волосюка и Иренеуша Лаврешука, в Артистическую Комиссию — о. Михаила Нигеревича. О. Нигеревич получил также полномочия для представления Церкви в дальнейших работах над Фестивалем.

КОМПРОМИС УПУЩЕН

Решение Митрополита не понравилось ни чиновникам самоуправления, ни новоиспеченному уполномоченному ПАПЦ — о. М. Нигеревичу. Они сразу оспорили решение Митрополита и начали действия, направленные на разрыв договора. Николай Бушко, признавая преимущество и превосходство решения Митрополита, которое он (Митрополит) не отменил, не хотел принимать новых условий, навязываемых хайновской средой. Однако его письма Митрополиту и просьбы выяснить ситуацию оставались без ответа.
На ближайшей (21.02) общей встрече представителей ПАПЦ, чиновников самоуправления и организаторов Фестиваля, постановления с 31 января были отвергнуты. В рапорте, посланном Митрополиту, о. Михаил Нигеревич подчеркивал, что все, кроме Николая Бушко, согласны с отменой постановлений.
Реакция Митрополита на рапорт была исключительно жесткой: «Встреча в Хайнувке (…) показала, что Николай Бушко не желает демократического сотрудничества и Организации Международного Фестиваля Церковной Музыки. (…) В связи с этим отменяю свое благословение (…) и не даю разрешения церковным хорам на выступление в Фестивале. (…) Также оставляю за собой право использования названия «Фестиваль Церковной Музыки». Это название является собственностью Церкви. Больше на тему Хайновского Фестиваля не хочу ни с кем разговаривать. Сожалею, что те, кто заявляет о своей верности православной Церкви, являются безответственными людьми».
Посредником в кризисе решил стать Ежи Мушинский, тогдашний директор Радио Белосток. 6 марта он представил проект Совета для приближающегося ХХ МФЦМ, создание которого (Совета) могло смягчить конфликт. В тот же день после обеда прошла встреча, касающаяся возможного подписания соглашения. Соглашение было заключено, Совет был создан, но в совершенно иной форме, чем предлагал Ежи Мушинский. О его проекте никто даже не хотел говорить. В состав Совета также не хотели включить предложенную директором Радио Ядвигу Патеюк, сторонницу МФЦМ, многолетнего бургомистра Хайнувки. Представители Фонда «Церковная Музыка», желая спасти юбилейный фестиваль, согласились на условия чиновников самоуправления. Совет, созданный уже не только для ХХ МФЦМ, но и для каждого последующего, имел довольно широкие полномочия и был решающим органом. Его задачей было, кроме всего прочего, принятие бюджета фестиваля, решение о его окончательной художественной форме, разработка условий спонсоринга и утверждение состава жюри. Подписи под согласием поставили: со стороны чиновников — Владимир Петрочук, Анатоль Охрыцюк и представитель городского совета Евгений Сачко; со стороны организаторов — Ирена Парфенюк и Николай Бушко.
Согласно вступительным декларациям, общее собрание должно было быть созвано с целью помочь организаторам, однако, в момент наиболее интенсивных приготовлений к Фестивалю чиновники самоуправления отправили Митрополиту письмо, в котором утверждали, что Совет был создан слишком поздно и не может включиться в организацию. «Совет может провести подробный анализ и оценить финансовую сторону фестиваля по завершении его ХХ выпуска и разработать программу действий на будущие годы» — сообщалось в письме. В этом же письме был повторен постулат о сохранении светского характера мероприятия и выражена просьба о благословении. На необходимость начать неотлагательную работу по организации фестиваля обратил внимание Николай Бушко, отправляя 20 марта письмо Митрополиту с просьбой активизировать деятельность Совета.
30 марта Совет МФЦМ был окончательно создан. Председателем стал староста Владимир Петрочук, заместителем — о. Михаил Нигеревич. Только после этого Митрополит отменил приказ о неучастии приходских хоров в фестивале. Согласился он также на то, чтобы фестиваль прошел в Соборе св. Троицы.

САМОУПРАВЛЕНИЕ: НЕ ИМЕЕМ С ЭТИМ НИЧЕГО ОБЩЕГО

Отмена Митрополитом благословения и позднейшие происшествия отразились громким эхом в прессе. Люди задумывались, будет ли Фестиваль вообще. Искали причину кризиса. Однако о причинах ни церковная, ни чиновничья сторона говорить не хотели. Иногда появлялись отдельные высказывания, такие, как высказывание старосты на страницах «Gazety Współczesnej»: «Мероприятие такого ранга не может быть независимым от властей самоуправления и города». В той же статье бургомистр, которого попросили прокомментировать ситуацию, пробовал и вовсе откреститься от своего участия в споре: «Городское управление ни в какой форме не принимает участия в споре». О. Генрих Папроцкий, представитель православной митрополитной курии в Варшаве по делам печати, на вопрос журналиста газеты «Kurier Poranny», не идёт ли спор о управление мероприятием, ответил: «Это ваш комментарий, а не мой. Большего сказать не могу».
Двадцатый выпуск Фестиваля состоялся. Сразу после его завершения прошла объявленная ранее Советом оценка деятельности фестиваля. Фонд представил Совету существенный и финансовый рапорты, но оба были отвергнуты. Причиной отвержения существенного рапорта оказался список гостей фестиваля, представленный несоответствующим образом: светские гости были в нём записаны выше духовных. Причиной отвержения финансового рапорта было поставленное Советом обвинение в неправильном расчете дотации. На его проверку Совет решил объявить аудит.
Те же рапорты были без проблем и претензий приняты учреждениями, финансирующими Фестиваль, в том числе Министерством Культуры и Народного Наследия.
Проведенный независимой фирмой аудит не показал никаких неправильностей. Все расчеты были правильными. Однако ни церковные, ни самоуправленческие власти не хотели ждать официального результата. Зная подробности аудита и то, что он не подтвердил поставленных организаторам обвинений, чиновники ровно за день до объявления результатов аудита решили организовать свой фестиваль. 28 ноября 2001 года в интернете появилась информация о создании Митрополитом Саввой Хайновских Дней Церковной Музыки (ХДЦМ) и Общественного Организационного Комитета (ООК). В Комитет вошли: о. Михаил Нигеревич, бургомистр Анатоль Охрыцюк, староста Владимир Петрочук и Николай Келбашевский, тем самым дублируя состав Совета МФЦМ. О создании нового мероприятия не проинформировали Совет Повета, зампредседателя которого в то время был Николай Бушко.
19 декабря собралось совещание Совета МФЦМ.
— Как в новой ситуации вы представляете себе организацию своего фестиваля? — спросил у Николая Бушко председатель, которым в то время был Анатоль Охрыцюк.
— Не вижу никаких препятствий, — ответил Николай Бушко.
После этого председатель отдал под голосование предложение о перенятии и дальнейшем ведении МФЦМ Митрополитом Саввой. Предложение после трехкратного голосования не прошло, а Совет, которому не удалось перенять Фестиваль, на том же собрании объявил самоликвидацию. Этот факт потом объясняли трудностями в поисках согласия с организаторами.

ХАЙНОВСКИЕ ДНИ ЦЕРКОВНОЙ МУЗЫКИ — НЕСОВЕРШЕННАЯ КОПИЯ

Самоликвидация Совета и создание ХДЦМ вовсе не означало завершение действий Митрополита и чиновников самоуправления — теперь они стремились уже не перенять, а уничтожить Международный Фестиваль. Эти действия проводились в нескольких направлениях: позаимствовав форму, чиновники и митрополит пытались перенять достижения и непрерывность Фестиваля, постепенно перенимали источники финансирования, дискредитировали организаторов в глазах общественности, забирали время трансляций в СМИ, которые раньше широко пропагандировали фестиваль, запретили польским православным хорам участвовать в МФЦМ, a также выслали соответствующие письма иерархам других Православных Церквей мира.
С самого начала организации Хайновских Дней Церковной Музыки, хоть это мероприятие проводилось впервые, Церковь подчеркивала многолетнюю традицию Дней и богатые достижения. «Мероприятие имеет ранг Международного Фестиваля (…). По причине специфического вида музыки Фестиваль пользуется большой популярностью и заинтересованностью властей самоуправления и простых слушателей, которые часто приезжают из дальних сторон, чтобы в сосредоточенности, в красивейшем интерьере Собора св. Троицы послушать мелодичную, многоголосную музыку a capella.(…) Организация такого мероприятия, в котором принимают участие около 30 хоров, требует огромных финансовых затрат…» — писал в обращении к спонсорам председатель Общественного Организационного Комитета ХДЦМ о. Михаил Нигеревич. Об истории Дней также должна была свидетельствовать вложенная в каждый конверт открытка с изображением одного из выпусков МФЦМ. говорилось, что лишь незначительно изменилась форма мероприятия — и больше ничего. Организаторы, что правда, решили официально не нумеровать очередные Дни, тем не менее, по случаю второго выпуска Дней на своём сайте они поместили информацию, что «уже двадцать третий раз Хайнувка зазвучит голосами нескольких десятков хоров из Польши и из-за границы». Спустя некоторое время изменилось также название Дней, которые официально стали называться Международный Фестиваль Хайновские Дни Церковной Музыки.
В отличие от всех польских и заграничных фестивалей, вдохновленных МФЦМ и считающих май месяцем, зарезервированным для МФЦМ, Хайновские Дни организовывались именно в то же время. Так, например, когда в 2003 году Фонд «Церковная Музыка» объявил сроки приближающегося Фестиваля, комитет Дней выбрал ту же дату. Тогда Фонд передвинул свой Фестиваль на неделю позже. Эффект действий организаторов Дней был таким, что когда один фестиваль заканчивался, второй только начинался, хоть случалось, что они проходили параллельно.
Несмотря на обещания изменить форму фестиваля, Дни оказались абсолютной копией формы МФЦМ: новый фестиваль открывает лауреат предыдущего фестиваля (кроме 2002 года, так как лауреата тогда ещё не было), потом проходят конкурсные прослушивания и торжественный Гала-концерт. Хоры, принимающие участие в конкурсе, подают заявки по таким же, как в МФЦМ, категориям. Гала-концерт, по примеру ранних выпусков МФЦМ, также проходит в Белостоке. Фестивалю сопутствуют концерты и другие мероприятия (семинары, выставки и т.п.), которые проходят как в святынях, так и в светских учреждениях.
Организаторы Дней скопировали также издательскую деятельность Фонда. Издают буклеты, фестивальные газеты, кассеты с видео и аудио записями, CD и DVD, печатают плакаты и транспаранты, по форме и содержанию напоминающие издания МФЦМ.
Митрополит Савва запретил всем польским православным хорам участвовать в фестивале, организованном Фондом. Желая заблокировать участие в МФЦМ также приходских хоров из-за границы, а взамен привлечь их к участию в «Днях», Митрополит разослал соответствующее письмо всем владыкам православной Церкви в мире. Для достижения большего эффекта в письмах появилась лживая, очерняющая Фонд, информация. «Я обязан проинформировать Ваше Святейшество, — писал Митрополит. — что мы забрали благословение Церкви, данное Фонду «Церковная Музыка», который до сих пор был организатором Международного Фестиваля Церковной Музыки в Хайнувке. Причиной является упрямый отказ Фонда выслушать требования Православной Церкви и отказ подчиниться общим нормам финансовой ответственности. Взамен создан Церковный Совет, который занялся организацией Хайновских Дней Церковной Музыки, для участия в котором приглашаются исключительно православные хоры из разных стран. Надеюсь, что, когда наш новый Совет свяжется с руководством хоров Вашей Церкви, они получат благословение Вашего Святейшества». Как оказалось позже, объявление Митрополита о участии в его мероприятии исключительно православных хоров было ложью. Сегодня в Днях принимают участие как православные хоры, так и хоры других вероисповеданий, а также светские хоры.

ФИНАНСОВЫЕ РОКИРОВКИ

Очень важным направлением деятельности Церкви и сотрудничающих с ней чиновников самоуправления было лишение Фонда прежних источников финансирования. Без денег Фестиваль не мог существовать, а главным его спонсором было Министерство Культуры и Народного Наследия. 27 ноября (за день до официального объявления о создании собственного мероприятия) Митрополит выступил с просьбой к Министерству Культуры. Он попросил дофинансировать его мероприятие как «особенное и очень важное для любителей церковной музыки в Польше, для Подляского воеводства и для прихожан». Министерство, которое принципиально не финансирует мероприятия, проводимые впервые, сначала отнеслось к этой просьбе отрицательно. 14 декабря Департамент Искусства и Продвижения Творчества представил министру свое мнение относительно сложившейся ситуации. Удивляясь позиции местных властей и их отношению к мероприятию такого ранга, как МФЦМ, выражая обеспокоенность дальнейшей судьбой Фестиваля, Департамент заявлял: «В сложившейся ситуации, очень трудной для Международного Фестиваля Церковной Музыки в Хайнувке, Министерство Культуры обязано поддержать организаторов, которые всеми силами стараются сохранить Фестиваль и не допустить ликвидации настолько ценного художественного события, равных которому нет ни в стране, ни за границей. Понимая ограниченность в 2002 году финансовых средств, а также необходимость дофинансирования Международного Фестиваля Церковной Музыки в Хайнувке, Департамент Искусства и Продвижения Творчества не видит возможности оказать финансовую поддержку новому мероприятию «Хайновские Дни Церковной Музыки», являющемуся, по всей видимости, только копией мероприятия с так богатыми традициями и стабильной позицией. (…) Можно с полной ответственностью утверждать, что факт создания нового церковного мероприятия не заменит организованного до сих пор фестиваля, а общественность Хайнувки и всего Подляского воеводства потеряет культурное событие, выдвигающее город и целый регион на первую линию наиболее важных культурных центров нашей страны.
Апрель 2002 принёс беспрецедентное событие. Произошло абсолютное изменение позиции министра культуры. Ведомство, впервые нарушая принцип нефинансирования новых мероприятий, определило 100 тысяч злотых на Хайновские Дни Церковной Музыки. ХХI Международный Фестиваль Церковной Музыки на свои расходы получил такую же сумму. Полноту своих возможностей Церковь показала в 2004 году, когда пунктуально в день открытия XXIII МФЦМ Николай Бушко получил информацию о том, что Министерство Культуры полностью отменило дотацию Фестивалю. Поводом решения были не организационные, существенные либо финансовые вопросы (в этом ведомство признавало МФЦМ наивысшую оценку), а отсутствие поддержки Церкви, о чём официально (также на страницах прессы) проинформировал представитель Министерства. Возмущение в среде представителей культуры и политики, вызванное таким решением Министерства, не повлияло на его решение —Фестиваль остался без дотации и на следующий год.
Так же, как Министерство, изменяли свои постановления воеводские власти. В 2002 году правые силы, будучи у власти воеводства, как и раньше, признали фестивалю дотацию. Зато уже в 2003 году, после выборов в самоуправление и перенятия власти Союзом Левых Демократов, фестиваль не получил от воеводского сеймика никаких денег. Решение объясняли отсутствием денежных средств (а на следующий день 100 тысяч злотых было выделено Хайновским Дням). Поскольку такое решение вызвало волну протестов и недовольства, в следующем году средства были поделены между двумя фестивалями: МФЦМ получил 60 тысяч, ХДЦМ — 80 тысяч злотых. Постановления сеймика вызывали особый спор, так как дотация, в бюджете предназначенная на Фестиваль, была частью государственного контракта для Подляского воеводства, который в свое время выхлопотали организаторы МФЦМ.
Необратимыми оказались постановления властей самоуправления самой низкой ступени — повета и города. Они от начала ХДЦМ не давали на Фестиваль никаких средств. Дополнительно, перед двадцать первым выпуском МФЦМ, городское самоуправление решило на одну четвертую уменьшить расходы подчиненного себе Хайновского Дома Культуры — организации, директором которой все еще являлся Николай Бушко, и которая была соорганизатором Фестиваля. Кроме того, с целью ограничить доступ Фонда к общественным деньгам, которые с некоторых пор выдавались по конкурсному принципу, городские власти в рубрике требований, предъявляемых исполнителю, внесли запись: «в конкурсе может участвовать организация, которая будет сотрудничать с фестивалем, проводимом в Соборе св. Троицы».
С 2001 года, как никогда ранее, начались постоянные проверки организаторов МФЦМ, систематический контроль финансовых расчетов. Сначала контроль провела Ревизионная Комиссия Хайновского Горсовета. Проверила ХДК, директором которого был Николай Бушко. Это был единственная проверка, которая «открыла» ошибки. Дополнительно было поставлено обвинение, что «Фонд «Церковная Музыка» обогащается за счёт Хайновского Дома Культуры». Следующая проверка Наивысшей Контрольной Палаты (НКП) не подтвердила этих обвинений. Проверки, проведенные НКП и Министерством Культуры и Народного Наследия в Фонде «Церковная Музыка» не оставили сомнений: «дотация использована полностью и по назначению с соблюдением требований формального порядка» — гласили протоколы проверок.
Насколько до 2001 года в МФЦМ  охотно участвовали политики разных уровней, уже год спустя большинство признало превосходство нового мероприятия, поддерживаемого Церковью. Даже в 2003 году, когда торжественный концерт вёл Кшиштоф Пендерецкий (с того времени постоянный художественный покровитель мероприятия), представители власти выбрали ХДЦМ. Ситуацию в прессе комментировал известный белорусский писатель Сократ Янович: «Если вся команда политиков появилась на мероприятии, то понятно, что дело не в художественном величии мероприятия, только в том, что они (политики) желают использовать его с собственных целях. (…) Политики стараются завоевать симпатии избирателей (…) Поскольку известно, что Фестиваль Николая Бушко не получил поддержки церковных властей, то понятно, что не стоит эти власти настраивать против себя».
Фоном всех событий была кампания, которую вели с 1999 года, дискредитирующая МФЦМ, а в первую очередь — Николая Бушко. Основной упор делался на то, что якобы Николай Бушко присвоил деньги, предназначенные на фестиваль. На одной из общественных встреч бургомистр заявил, что под прикрытием Фонда «Церковная Музыка» производятся финансовые махинации. Также Митрополит Савва в речи, опубликованной на сайте ХДЦМ, внушал, что якобы при фестивале началась погоня за собственными интересами и достижениями. Информация, распространяемая как официальным путем, так и в форме сплетен, очень быстро прижилась в небольшом хайновском обществе. Пиком кампании стал 2002 год — период перед выборами в самоуправление, когда свои кандидатуры на пост бургомистра выдвинули и Николай Бушко, и Анатоль Охрыцюк. В это время в общепольском еженедельнике «НЕ» появилась статья, описывающая очередной выпуск фестиваля, в ней автор представила все существующие официальные и неофициальные обвинения в адрес Николая Бушко. Автор никогда не связывалась с героем своей статьи, что показывало, кто мог быть заказчиком такого материала. В результате читатели получили текст, переполненный «сенсациями», в нем говорилось, что «никто не знает о том, что происходит с деньгами, приходящими на счёт фестиваля», что «совет, созданный перед ХХ МФЦМ не имеет права голоса», что «фестиваль всяческими способами спасают Анатоль Охрыцюк и Владимир Петрочук», а Николай Бушко тем временем «выплачивает директору Бушко космические гонорары» (18 265 злотых). Никто не объяснял, что эта сумма — годовая зарплата директора Фестиваля, которую по просьбе Городского Совета присудил Николаю Бушко бургомистр Анатоль Охрыцюк, а на высоту этой суммы повлияла премия за 35-летие работы (до сих пор, на протяжении всех лет, Николай Бушко не получал платы за исполнение обязанностей директора).
Во время тех же выборов в качестве одного из своих достижений Анатоль Охрыцюк в предвыборной брошюре представлял обобществление фестиваля церковной музыки.
Выборы выиграл Анатоль Охрыцюк, и первым его действием было увольнение Николая Бушко с должности директора Хайновского Дома Культуры. Следом за этим была ликвидирована должность заместителя директора ХДК, которым была Ирена Парфенюк. Причин персональных изменений бургомистр не представлял, а Андрей Скепко, который был назначен на должность директора ХДК, тут же включился в организацию ХДЦМ. На протяжении всего времени, по разным случаям, основной причиной недоразумений представляли трудный характер Николая Бушко и невозможность договориться с ним. Заявляли, что Николай Бушко злоупотребляет авторитетом Церкви, используя его в своих интересах, а также, что Церкви не нравится форма фестиваля. Организаторы ХДЦМ говорили, что стремятся «очистить хайновские встречи с церковным пением от чужеродных элементов». Однако эта формулировка была слишком туманной и никто не мог объяснить, что за нею скрывается.

***

Вопреки трудностям, XXI МФЦМ свершился. Николай Бушко, не получив благословения и разрешения провести фестиваль в Соборе св. Троицы и еще являясь директором ХДК, решил провести Фестиваль в Доме Культуры. После увольнения с занимаемой должности, он перенёс Фестиваль в Белостокскую Филармонию, где раньше проходили только Гала-концерты. С тех пор Фестиваль проходит в Филармонии, сохраняя свою форму. По-прежнему в нём участвуют хоры со всего мира (за исключением польских приходских хоров), по-прежнему его сопровождают многочисленные дополнительные мероприятия. Перенос фестиваля в Филармонию позволил исполнять новые хоровые и инструментальные произведения, что в Церкви было невозможно. С 2003 года Фестиваль получил дополнительный престиж — художественное покровительство ему дал Кшиштоф Пендерецкий.